?

Log in

С широко заклеенными глазами - Напиши про этот день [entries|archive|friends|userinfo]
this_is_my_day

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

С широко заклеенными глазами [Apr. 17th, 2012|03:23 am]
this_is_my_day

this_is_my_day

[zuboder]
14 апреля 2012 я отмечел круглую дату - 10 000 дней от момента рождения. Таких юбилеев у многих бывает только два: десять, а потом двадцать тысяч дней. До тридцатника далеко не все доживут. Так как праздник был не банальным, то и проводить его нужно не банально. Поэтому, было принято решение отправиться изучать незнакомый город... Причем не просто так, а с заклеенными лейкопластырем глазами... Зачем? Об этом далее...

Так как я никогда не был в Смоленске, выбор пал именно на него. К тому же там проживал мой друг Паша, который ещё 3 года назад проспорил мне экскурсию по Смоленску. Что же... Настало время востребовать должок!


О том, как мне заклеили глаза, привезли в Смоленск, целый день водили за ручку по городу, потом увезли обратно в Москву, где я вновь прозрел и о моих впечатлениях читайте под катом.



Компанию долго собирать не пришлось. В делегацию, помимо меня, вошли мои соседи по квартире Сергей и Настя, а так же их друзья: Дима и Даша. Сказать к слову, Дашу до этого я никогда не видел и она мне была знакома лишь по описаниям от Насти.

Моя идея по заклеиванию глаз, была воспринята окружающими не однозначно. Настя, которая уже успела убедиться в моей упертости, сразу поняла, что отговаривать меня можно и не пытаться. Она и не пыталась, хотя я не исключаю, что её первое желание, как первое желание любого нормального человека, было наставить меня на путь истинный. Даша, как она призналась потом, вообще не поверила в серьезность этой затеи, когда услышала о ней по телефону. Сергей (думаю, он тоже успел убедиться в моей упертости), кажется, сразу понял, что я не шучу, но в его интонациях, ещё на этапе обсуждения мероприятия, чувствовалось, что мои идеи ему не близки и мой эксперимент, по всей видимости, был сравни некоей блажи фриков. Реакция же Димы мне не известна, но, наверняка, и у него по этому поводу был скепсис. Паша же долго расспрашивал меня по телефону о серьезности моих намерений, не передумаю ли я и уверен ли я, что я хочу иметь подобный опыт. Думаю, что мне удалось его убедить, т.к. Паша один из немногих для кого порхающий стиль - это образ всей его жизни, а не разовые яркие проблески, как, например у меня.

Я решил, что для полноты ощущений, акт заклеивания глаз должен свершиться не в Смоленске, и, даже, не на пути к нему, а у себя дома. Собственно и снять маску мне предстояло здесь же, но только по возвращению.

Настя, которая уже смирилась тем, что будет моим поводырем в Смоленске, но ещё не была готова к тому, что меня придется транспортировать до вокзала, сажать в поезд, и нянчиться со мной по дороге, попыталась было уговорить меня заклеить мне глаза в поезде, но быстро поняла, что спорить со мной бесполезно.

И вот, 14 апреля в 00:05, через пять минут после наступления 10 000 дней и за полтора часа до отправления поезда, началось заклеивание моих глаз. На закрытые веки было положено по 2 ватных тампона, на них, с целью уменьшения светопроницаемости, был наклеен серебристый строительный скотч, и всё это было прочно приклеено к лицу несколькими слоями лейкопластыря. Не видя, как это выглядит со стороны и, думая, что темные очки сгладят шок окружающих, я одел их поверх.










Впрочем, не смотря на закрытые веки, толстый слой ваты на них, скотч, несколько слоев лейкопластыря и темные очки, полностью светоизолироваться мне не удалось. Свет всё равно проникал в глаза и поворотом головы я всегда мог понять с какой стороны располагается окно, где висит лампочка, что в какой-то мере помогало ориентироваться в пространстве, чего я совершенно не планировал, но что было неизбежно...

Черт! С заклеенными глазами ходить стремно даже по своей квартире. Впрочем, наслаждаться новыми впечатлениями некогда. До отправления поезда остается чуть более часа. Мы одеваемся и выходим из дома. Первая же дверь в моем подъезде и Настя, пока ещё не чувствующая моих габаритов, не дает мне разминуться с косяком. Так как я ещё не освоился со своим новым положением и хожу пока неуверенно и медленно, с дверным косяком я просто соприкоснулся, что не было больно, но сразу заставило задуматься об опасностях, которые ждали меня впереди.

На выходе из подъезда Дима взял меня под вторую руку и ребята повели мое тело в метро. Мы сразу взяли быстрый темп и я, ранее опасавшийся, что я буду долго привыкать к слепоте, почти сразу доверился проводникам и пошел так, как будто подобное состояние мне вполне привычно.

Мы дошли до метро. Первый эскалатор. Вагон метро... Немного страшно, но, менее того, что я ожидал. Переход с оранжевой верки на кольцевую. Я иду с закрытыми глазами, но прекрасно понимаю где мы проходим. Ещё бы: я проходил тут несколько сотен раз.


Снова поезд. Станция Белорусская. Встречам Дашу - подругу Насти. Интересно, как она выглядит? Выход в город. Идем к вокзалу.

Да... Тут я понимаю, что идея прожить день слепым в незнакомом городе гораздо менее глупа, чем я опасался. Вот я иду по Москве по площади Белорусского вокзала и, хоть и не вижу его, прекрасно понимаю где мы проходим и что сейчас окружает меня. И, честно говоря, интересного в этом не так много. А вот что я буду чувствовать представлять и думать, когда окажусь в совершенно незнакомом месте? Наверное, это должно быть значительно интереснее. А ещё хорошо, что такая поездка будет интересна ребятам. Потому что какой толк был бы им терпеть меня целый день и водить по знакомым улицам Москвы я не знаю. А тут и для них экскурсия и для меня необычный опыт. В общем, должно быть интересно. Ну, в любом случае, завтра мы это узнаем...

Вагон поезда. Я смело берусь за поручень и широким шагом переступаю расстояние между вагоном и перроном. Я внутри. Довольно легко ориентируясь в вагоне (т.к. я постоянно только и делаю, что езжу куда-нибудь на поездах) я иду впереди всех и чуть ли не сам нахожу наше купе.

Мы располагаемся внутри. Поезд трогается. Ехать нам всего пять с половиной часов и времени для сна у нас не так много, поэтому все решают лечь как можно раньше. Завтрашний день обещает быть весьма насыщенным. Всем нужны силы.

Проводница приносит нам белье и я говорю, что хочу попробовать заправить свою койку. Снимаю матрас с верхней полки, раскладываю его на своей и заученными за долгие годы учебы в Морской академии движениями, заправляю постель и одеваю наволочку на подушку. Не видя результата, но ощущая руками, что складок на простыне нет я прошу Настю оценить работу, на что она торжественно заявляет, что заправленная мной постель выглядит аккуратнее чем её. Забавно.

Спать. Спать. Спать.

А пока поезд едет в Смоленск и все герои нашей истории спят, я, наконец, могу поведать читателям моей ЖЖшечки на кой черт мне всё это было нужно? Хочу ли я стать экстрасенсом (кто-то выдвинул такое предположение) или я ищу тему для нового сценария? Дело в том, что при принятии решения я, как, наверное, все, руководствуюсь совокупностью каких-то желаний и идей, намешанных в разных пропорциях. Например одно из моих убеждений состоит в том, что чтобы что-то оценить нужно на какое-то время этого лишиться. В походах, замерзая на склоне горы, начинаешь так ценить дом и возможность спать в теплой постели, как никогда не ценишь это в обыденности. И так обстоит со всем. Попробуйте поголодать несколько дней и самый простой хлеб покажется вам невероятным лакомством. Нужно ли продолжать эту логическую цепь? Кроме этого, конечно же, мне интересно было получить новый необычный для меня опыт. Почувствовать или попытаться почувствовать то, как ощущают себя люди лишенные зрения. Ну а так же, начитавшись в интернете отчетов других людей реализовавших подобные практики, я ожидал, что данный эксперимент... Нет, он не сделает меня экстрасенсом, но, наверняка обострит оставшиеся у меня каналы восприятия (слух, обоняние и осязание), а так же даст встряску моей фантазии, что для меня никогда не будет лишним.

Проснулся я от того, что Сергей тормошил меня за ногу: "Вставай, Смоленск через 30 минут!". Самое интересное, что я сразу понял, что я лежу в поезде с заклеенными глазами и мы едем в Смоленск и страха  пробуждения (а-а-а! что со мной произошло?!) который я ожидал и на который, я, наверное, в некоторой мере надеялся, его не случилось.

Я быстро одел чистые носки и попросил проводить меня в туалет. Как только я в него зашел, поезд где-то (а я даже не знаю где) затормозил и в дверь начал кто-то неистово ломиться. "Занято", - ответил я на что, в ответ, услышал грубую ругань проводницы. Дескать тут, понимаешь Смоленск, а я позволяю себе ходить в туалет. А я, честно говоря, так отвык от старых туалетов в поездах. На многих составах РЖД уже работают биотуалеты и проблемы с санитарными зонами давно остались в прошлом. Да и, простите за подробности, процесс уже начался. В общем, я конечно, ускорился и но всё что нужно было завершить я завершил.

Ругань из коридора всё усиливалась и усиливалась. Наконец проводница сказала сакраментальное: "Тебе что, помочь?!". "Помогите," - ответил я ей, моя руки. Дверь открылась и проводница увидела меня. В воздухе повисла неловкость... Дима, который стоял снаружи около двери и не вмешивался (ему как и мне была интересна реакция проводницы) сказал, что её лицо вытянулось приблизительно раза в два.


В Смоленске на вокзале нас встретил Паша. Подвиг его был бессмертен, т.к. это был выходной день, а на часах было 8 утра.


Нашей первоочередной задачей было позавтракать. Паша повел нас в какое-то кафе, но подойдя ко входу мы увидели, что откроется оно только через 40 минут. На часах было 8:20. Мы решили погулять некоторое время по окрестностям, Не стоять же всё это время под дверью кафе?

Паша повел нас к Днепру. Меня с двух сторон вели под руки Дима и Настя. Идти в сопровождении двух поводырей было абсолютно не сложно. Меня заранее предупреждали обо всех ступенях и бордюрах. Ребята обводили меня вокруг луж, поэтому единственной моей задачей было довериться тем кто меня вел. В общем, ходить по Смоленску оказалось не сложнее чем в Москве. Плюсом являлось только то, что я никогда, даже на фотографиях, не видел до этого мест где меня водили, и все они возникали только лишь в моем воображении. В этой ситуации я был более приближен к реальном слепому, т.к. тот же Белорусский вокзал, на котором мы были вчера, я отлично "видел" в воображении.









А вот, что сильно стало меня напрягать, так это уличный шум. Когда основным каналом восприятия информации является зрение, шум как-то растворяется в потоке визуальной информации и не напрягает. В отсутствии зрения организм весь обращается в слух. И вот тогда каждый проезжающий мимо автомобиль начинает раздражать, т.к. своим шумом "загрязняет" всю картину. Возможно это ещё связано с тем, что едущий автомобиль представляет опасность, которую я не могу увидеть, что, собственно, и напрягает. А может быть так проявлялась адаптация. Забегая вперед, скажу, что уже к вечеру этого дня, раздражение от проезжающих машин заметно снизилось. Может быть из-за того, что моя степень доверия проводникам ещё более увеличилась, а страх попасть под колеса, соответственно, уменьшился. Второе неожиданно проявившееся свойство: у меня сильно потек нос. Причем он потек не так, как течет нос от насморка, а так, как течет, когда человек плачет. По всей видимости мои закрытые глаза сильно слезились и все слезы стекали в него через протоки. Вытирать его приходилось практически ежеминутно из-за чего, по словам окружающих, нос быстро стал красным.

В 9 утра двери кафе отворилась. К этому моменту мы снова стояли у его входа и ждали. Все сильно хотели завтракать. Мы прошли и расположились за одним из столиков. В кафе было самообслуживание и, чтобы сделать заказ, нужно идти к кассе. Я попросил Настю купить мне какого-нибудь пирога и был сильно удивлен, когда она принесла мне салат и блины. "А пироги?" - спросил я. "Тут нет пирогов" - ответила мне Настя... Странно. Я был уверен, что в кафе продают пироги... По дороге кто-то из нашей компании прочел вывеску "пироги" и я, в своем воображении, четко связал эту информацию с кафе в которое мы направлялись.

Впрочем, поедание, салата тоже было тем ещё занятием. Всё началось с того, что вилку, которую мне дали, я поднес ко рту вверх ногами, что, конечно же, позабавило всю зрячую компанию. Если скажу, что вкус мой успел обостриться, то я совру. Но не смотря на это, казалось бы привычная еда, всё равно была очень необычной. И вот в чем дело: когда вы едите, вы, конечно, смотрите на то что накалывает ваша вилка и знаете, что сейчас должен "прозвучать" помидор, потом болгарский перец, потом брынза и т.д. А когда ешь с закрытыми глазами всё что на вилке - это сюрприз. Если вы кусаете дольку лимона вы заранее готовитесь, что будет кисло. А когда она попадается к вам в рот без предупреждения это вызывает... Ну, как минимум, удивление. К тому же, даже если вы очень голодны, с закрытыми глазами вы не можете есть быстро, что так же помогает почувствовать больше нюансов.

Первый пункт, который нам предстояло посетить был мемориал "Катынь". На этой территории в 1940 году советское правительство приказало расстрелять более 21 000 пленных польских граждан. Мемориал располагается в Катынском лесу в 20-ти километрах от Смоленска. Ехать до него предстояло на транспорте.

Паша пошел на разведку и вернувшись сообщил, что маршрутка стоит на остановке почти заполненная и что нам нужно бежать (да, да, прямо бежать), т.к. если она уедет, то следующая будет довольно не скоро. По пути от кафе до маршрутки лежал небольшой рынок и, естественно, там было многолюдно. Однако Настя и Дима бодро руля мной, действительно, почти что бегом, преодолели эту полосу препятствий и сказали мне: "Вот маршрутка. Поднимай ногу - перед тобой подножка". Я, представлявший в своем воображении белый микроавтобус (как те, которые в большинстве своем работают на маршрутах в Москве), бодро двинулся вперед и ударился головой - передо мной стола низкая Газель, залезть в которую можно только наполовину наклонившись.





В музее мемориального комплекса шла какая-то экскурсия. Женщина экскурсовод секунд за 30 оттараторила давно заученный текст про 21 тысячу расстрелянных людей и завершила свой познавательный рассказ о страшных событиях фразой: "Ходите и смотрите, если будут вопросы - задавайте." Мы стали ходить по залу музея, а Настя, водившая меня за руку, пересказывала мне что находится за стеклянными стеллажами. Я же решил поделиться своими соображениями и сказал Насте, что считаю, что экскурсовод не любит свою работу. Потому что человек, которому интересно то о чем он рассказывает не может это делать так скучно. Как позже сообщила мне Настя, произнес я это в аккурат, когда мы стояли в полуметре от женщины-экскурсовода и, честно говоря, мне не стало за это стыдно.



Территория захоронений выкуплена Польшей и мемориальный комплекс возведен на её деньги по проекту польских архитекторов. Вдоль всей территории тянется длинная стена на которой установлены чугунные таблички с именами погибших. Меня подвели к стене и сказали, чтобы я попробовал пощупать буквы. И, хотя те были рельефно выдавлены, как я ни старался, прочесть руками я ничего не смог.





После этого меня подвели к большому колоколу, предварительно рассказав, что он висит в яме, ниже уровня земли и звонит как бы вглубь, для тех кто лежит под землей. Чтобы позвонить нужно его раскачать нажимая на педаль, а сделать это можно только занеся ногу над ямой на довольно большое расстояние. Пока девочки комментировали, что я упаду в глубоченную яму, Дима взял меня сзади, а Паша наставил мою ногу на педаль и я стал раскачивать колокол.

Моё воображение нарисовало, действительно глубокую пропасть и огромный колокол висящий где-то там глубоко внизу и соединяющийся с педалью, на которую я жал, при помощи системы рычагов. Каково же было мое удивление, когда я потом увидел всё на фотографиях: яма была не такая уж и глубокая, колокол не такой большой, а педаль была приделана прямо к колоколу без всякой системы рычагов. Вот она сила воображения!





Мы ещё немного погуляли по мемориальному комплексу. Мне довольно подробно описывали территорию словами, но как я не старался, ни "карты местности" ни даже какого-то смутного представления о территории мой мозг не рисовал.









Вернувшись на остановку, располагающуюся прямо на трассе, мы долго ждали автобус. Машины ехали мимо быстро и со страшным шумом. Каждая из них была для меня небольшой психической "пощечиной". Думаю это подходящее сравнение. Как же шумят эти автомобили, вашу мать!

Мы вернулись в Смоленск и пошли гулять по парку. Паша уверенно исполнял роль экскурсовода снабжая всё что мы проходили историями и байками. Причем первые от вторых, в его изложении было сложно отличить, поэтому, потом мы долго ещё пытались разобраться что из увиденного (в моем случае услышанного) правда, а что байки.







Мои поводыри периодически менялись. Мою правую руку брали по очереди то Дима то Даша. С левой стороны почти всегда была Настя. Я ощупал множество памятников и других объектов и тут Сергей сообщил, что сел аккумулятор для камеры и нам нужно найти какое-нибудь кафе, чтобы зарядить его. Я, не смотря на то, что ещё не успел проголодаться, переживал, что наши похождения останутся незадокументированными, поэтому попросил Пашу на время прервать экскурсионную программу и отвести нас в какое-нибудь кафе, располагающееся поблизости. Паша, который, по всей видимости, четко продумал свою программу, ощутимо расстроился, что духовной пище мы предпочли телесную и, сказав, что время обеда ещё не настало, продолжил экскурсию.

И тут случилось ещё одна интересная вещь: услышав о том что "какое-то там время ещё не настало" я решил поинтересоваться который час. Мне сообщили, что сейчас 16 часов. Офигеть! Время пронеслось просто пулей! Я бы мог поклясться, что ещё только час дня. Хоть глаза мои и не видели, компьютер в моей голове работал с полной загрузкой. Столько новых ощущений! Вот время и спрессовалось и ускорилось.

Что было дальше: мозг, узнавший, что уже 4 часа, резко врубил режим "хочу есть", что в очередной раз дало мне понять, что сигналы голода в первую очередь идут из нашей головы, а не из живота. Впрочем, весь народ уже тоже сильно хотел проголодался, поэтому призывы отвести нас в кафе стали звучать всё чаще и чаще и Паша, показав нам всего на 50 памятников меньше запланированного (ну, мне так казалось) наконец довел нас до места получения пищи телесной.












О том как закончился день, как мы добирались обратно в Москву и о том, как я наконец прозрел читайте во второй части:
http://zuboder.livejournal.com/16161.html



LinkReply